Самолетостроение

Эфир программы «Главная пара» на «радио Автодор»

29 ноября 2019 г.

Ведущий: Игорь Моржаретто

Гости в студии: Владислав Иваненко, руководитель сектора Авиация и космос Алюминиевой Ассоциации и Святослав Пантелеев, эксперт сектора Авиация и космос Алюминиевой Ассоциации

Игорь Моржаретто: У нас сегодня в гостях эксперты Алюминиевой Ассоциации –

Святослав Пантелеев, эксперт сектора Авиация и космос Алюминиевой Ассоциации и Владислав Иваненко, руководитель сектора Авиация и космос Алюминиевой Ассоциации.

Для начала два слова – что такое Алюминиевая Ассоциация и чем она занимается?

Святослав Пантелеев: Алюминиевая Ассоциация – это объединение производителей, поставщиков и потребителей продукции из алюминия. Она объединяет более 70 процентов участников алюминиевого рынка России. В нее входит множество компаний – как поставщиков первичного алюминия, так и производителей полуфабрикатов и потребителей этих полуфабрикатов.

Собственно, мы представляем Аэрокосмический сектор Ассоциации и участвуем в развитии потребления алюминия именно в этом секторе.

Игорь Моржаретто: Класс! Я так понимаю, что про значение алюминия мы все со школы должны знать. Нам объясняют, какой это хороший металл – легкий, не ржавеет, что он, несмотря на легкость, очень прочный. Неужели нужно дополнительно людям рассказывать, убеждать их, что алюминий – наше все? Ну, может не все, но хотя бы частично наше светлое будущее. Неужели кто-то этого не понимает?

Святослав Пантелеев: Отрасль не стоит на месте, она развивается. Поэтому, конечно же, нужно рассказывать и просвещать людей относительно того, что появляются новые сплавы, технологии производства алюминия и новые продукты из алюминия. С этой миссией мы, собственно, и выступаем в настоящий момент. Мы хотим, чтобы представление об алюминии и его возможностях было правильным. Чтобы преимущества, которые дает алюминий, и те возможности, которые имеют алюминиевые продукты, были представлены в правильном свете. И люди знали, как, зачем и почему.

Игорь Моржаретто: Слава, я знаю, потребление алюминия внутри страны одно время было не очень высоким. Я помню разговоры 10-20 лет назад о том, что большую часть алюминия в виде чушек продают за рубеж. То есть, за рубежом это был более востребованный металл, чем у нас?

Святослав Пантелеев: В принципе да, конечно. Потому что технологии были более развиты. Если говорить о том, что было 20-30 лет назад – это был советский период, тогда потребление алюминия было довольно высокое. Потом был определенный спад. Тем не менее, сейчас внутренний рынок активно развивается, потребление алюминия на достаточно высоком уровне. Мы работаем над тем, чтобы он был еще выше. Потребление алюминия показывает уровень развития той или иной страны.

Игорь Моржаретто: Да, наверное, потому что это сложные технологии.

Святослав Пантелеев: Да, потому что металл непростой…

Игорь Моржаретто: Непростой. Я знаю, что, например, в автопроме достаточно широко применяется алюминий. До четверти веса автомобиля в ближайшем будущем будет приходиться на долю алюминия. Но, насколько я понимаю, он довольно сложный в обработке. Хотя активно применяются и штампованные детали кузова, и колесные диски, и масса других вещей из алюминия.

Святослав Пантелеев: Автопром вообще является драйвером потребления алюминия.

Игорь Моржаретто: Понятно. Теперь давайте от автопрома перейдем к теме, которая нас страшно заинтересовала. Я, например, до сих пор не представлял, что из алюминия, оказывается, можно делать дороги!

Святослав Пантелеев: Многие, я думаю, не представляли. Но тем не менее, у нас есть такой проект. Есть производитель – компания «ТехПромИмпорт», член Алюминиевой Ассоциации, которая создала этот продукт и уже активно реализует его на рынке. Многим это кажется необычным: дороги из алюминия – как это вообще?..

Игорь Моржаретто: И как это вообще? Что это такое?

Владислав Иваненко: Я бы хотел дополнить. Алюминиевые дороги, они не появились просто так. Раньше были деревянные дороги, когда древние люди настилали деревянные помосты. Потом были железные взлетно-посадочные полосы. Теперь, как наиболее реальное развитие – дороги из алюминия.

Игорь Моржаретто: Что это такое и для чего это нужно? Расскажите, пожалуйста.

Владислав Иваненко: В данном случае мы говорим о двух вещах: это взлетно-посадочные полосы, посадочные площадки для вертолетов и дороги для тяжелой техники.

Игорь Моржаретто: Где это может применяться и как быстро это делается? Это же не волшебная палочка: махнул – и, хлоп, дорога построилась! Это же серьезные технологии, серьезные дорожные машины нужны для этого? Что для этого надо?

Владислав Иваненко: Безусловно, это непростая технология. Она применяется в экстренных ситуациях, когда необходимо в короткие сроки наладить перемещение транспорта. Например, когда в болотистой местности не может пройти тяжелая пожарная техника. Мы быстро расстилаем дорогу, по ней проходит техника, мы начинаем локализовывать пожар. Либо в зоны стихийного бедствия в условиях разливов и паводков, когда необходимо эвакуировать население. Либо когда необходимо навести понтонную переправу, и тяжелая техника должна подойти. Когда случается какое-либо событие далеко от населенных пунктов, вертолетчики могут в контейнере привезти посадочную площадку и разместить ее на зыбких грунтах.

Игорь Моржаретто: То есть, сами себе привозят аэродром?

Владислав Иваненко: Да, фактически сами себе привозят аэродром и в течение нескольких часов его монтируют. Этот аэродром можно уже использовать в дальнейшем для приема последующих групп, для доставки грузов, эвакуации людей, для обслуживания, например, месторождений. Это очень важно для нашего Дальнего Востока и Крайнего Севера – там, где нет аэродромов, а строить бетонные…

Игорь Моржаретто: …дорого и непонятно как.

Владислав Иваненко: …не всегда бетон туда привезешь.

Игорь Моржаретто: И на вечной мерзлоте бетон ведет себя специфически… Какую нагрузку может выдержать такая вертолетная площадка или алюминиевая дорога?

Святослав Пантелеев: Вертолетная площадка выдерживает 548 тонн на квадратный метр

Игорь Моржаретто: 548 тонн на квадратный метр?!

Святослав Пантелеев: Это подтверждено испытаниями, имеются протоколы. То есть, это уже испытанный продукт. Совместно с красноярским отделением МЧС были проведены опытные испытания – был посажен вертолет Ми-26. Таким образом, были проверены как воздействие воздушного потока, так и нагрузки в реальных условиях. Пилоты вертолета сказали, что «как на бетон сели», никакой разницы не заметили. Площадка была разложена в считанные часы в открытом поле, без какой-либо предварительной подготовки абсолютно.

Игорь Моржаретто: То есть, привезли, поставили… А какого размера эта площадка?

Святослав Пантелеев: Та площадка была 21х21 метр – по требованиям, которые были заявлены. А вообще можно сделать площадку любого размера, которая потребуется. Обычно под Ми-26 требуется 25х25 метров – это не проблема сделать.

Владислав Иваненко: Если мы говорим о санитарной авиации, там, где нужно быстро разворачиваться, можно делать 15х15 метров или 14х14 метров – для легких медицинских вертолетов, типа «Ансат».

Игорь Моржаретто: Сколько такая площадка монтируется по времени?

Владислав Иваненко: От двух до шести часов.

Игорь Моржаретто: То есть, это несложно? Я просто пытаюсь представить фантастическую, с моей точки зрения, ситуацию, когда прилетает вертолет, он везет с собой «пакет» или контейнер, он везет некую бригаду… Высаживает людей в чистом поле, в данном случае в болоте, в тайге или тундре… И они в течение шести часов монтируют эту площадку, на которую потом можно посадить хоть эскадрилью.

Владислав Иваненко: Ну, на одну площадку эскадрилью не посадишь, но если мы смонтируем взлетно-посадочную полосу, то, наверное, да.

Игорь Моржаретто: А можно и взлетно-посадочную полосу смонтировать?

Владислав Иваненко: Безусловно! Во время Великой Отечественной войны взлетно-посадочные полосы были металлические. Многие помнят эти щиты с круглыми отверстиями. Вот это элементы взлетно-посадочных полос. Сейчас они стали более технологичные и прочные, потому что и воздушные суда теперь более современные. Взлетно-посадочную площадку можно выложить и использовать как аэродром для региональной авиации. Сейчас мы рассматриваем возможность изготовления таких площадок для, например, кукурузников. То есть, для малой авиации, для удаленных районов. Строительство и развертывание такой площадки занимает месяц – два. Она требует минимальной сертификации и гораздо дешевле бетонной площадки.

Игорь Моржаретто: А когда закончится срок эксплуатации, ее же можно быстро разобрать, я так понимаю?

Святослав Пантелеев: Конечно, ее можно разобрать.

Владислав Иваненко: Но, как правило, мы рассчитываем, что она просто будет использована в другом месте. Она ведь сборно-разборная. Ее можно перевезти в другое место, на другой рудник, например, куда необходимо доставить рабочие бригады. То есть, выработка карьера закончилась, и площадка переезжает вместе со всей техникой. Демонтаж площадки занимает столько же времени, сколько и монтаж.

Игорь Моржаретто: Отлично! Много лет назад я разговаривал с мэром города Норильска. Он мне рассказывал, как строили город Норильск, и какие у них фантастические достижения: самый северный в мире действующий драматический театр, крытый плавательный бассейн… Однако, содержание обходится очень дорого! Весь мир уже перешел на мобильные схемы, когда сооружается временный поселок. Причем они сооружаются по современным технологиям быстро, и позволяют сделать там и модульные магазины, и кинотеатры, и тот же плавательный бассейн… И при этом – выполнил этот поселок свою задачу, его разобрали и перевезли в другое место. Так что ваши идеи и по поводу вертолетных площадок, и взлетно-посадочных полос, и тех же дорог очень неплохо вписываются в современную теорию освоения Севера именно такими передвижными городками.

Владислав Иваненко: Мобильность здесь основное. Вернее, здесь два основных момента. Это мобильность и дешевизна по сравнению с традиционными решениями. То есть, он вам еще не рассказал, какое количество щебня, бетона и свай нужно было забить под этот драматический театр, чтобы он стоял на вечной мерзлоте.

Игорь Моржаретто: И сколько стоит содержать этот театр – отапливать…

Владислав Иваненко: Мы предлагаем комплексные решения – помимо посадочной площадки еще и мобильные решения по сооружениям аэродромной инфраструктуры. Это сборно-разборные тентовые или каркасные здания, где можно разместить зал ожидания, таможню, узел погрузки…

Игорь Моржаретто: Ничего себе!

Владислав Иваненко: Все это можно привезти двумя-тремя вертолетами и собрать. У вас получится полноценный аэродром с диспетчерской службой.

Святослав Пантелеев: Один из терминалов аэропорта Калуга собран по такой технологии. Это уже есть, это уже существует!

Владислав Иваненко: Веселые картинки, которые можно видеть в интернете – аэродромы небольших городов с покосившимся сараем и размытым полем – все это останется в прошлом. Должно быть нормальное взлетное поле, мобильное сооружение и нормальные самолеты! Мы будем так же, как в Канаде из поселка в поселок летать друг к другу на ужин.

Игорь Моржаретто: Хорошая идея! Это уже не просто идея, а реальная жизнь. Особенно в северных регионах достаточно тяжелые климатические условия, и людям надо как-то перемещаться. Должна происходить ротация работников. Жить там тяжело. Опять же вспоминая мой разговор с мэром города Норильска, как сложно им содержать огромную инфраструктуру для образования, для лечения этих людей. А тут их привезли, они отработали, прожили там три месяца, их увезли. А через три года вы собрали этот поселок и перевезли еще на пятьсот километров севернее.

Владислав Иваненко: Да, наверное, это очень актуально для добывающих компаний. Когда ведется геологоразведка, они не знают, будет здесь что-нибудь или нет. Но они высаживаются и должны полностью обустроить инфраструктуру, а через три месяца выясняется, что, условно говоря, ничего здесь нет. Соответственно, необходимо свернуть всю технику. И вот если эта инфраструктура бетонная, она остается, а если мобильная, сборно-разборная – они ее собрали и перевезли дальше…

Игорь Моржаретто: А где может быть спрос на такие сборно-разборные аэродромы, кроме нашего Крайнего Севера и Дальнего Востока, где производится разведка и добыча полезных ископаемых? Где еще может быть востребована такая технология?

Владислав Иваненко: Большой интерес к нашей продукции проявили службы гуманитарной миссии ООН, которые работают в Африке. Доставка продовольствия, медикаментов, спасательные экспедиции. Россия участвует в этих миссиях, предоставляет свои вертолеты. Африка - это песок. Когда вертолет садится, поднимается песчаная буря, песок забивает двигатели, он сечет лопасти – снижается ресурс техники. Кроме того, вертолет садится во мгле, пилот не видит, куда садится. Если же мы поставим мобильную вертолетную площадку, то машина садится на твердую поверхность, не возникает негативных эффектов – турбулентности песка, забивания им двигателей. Представители ООН обратились к нам, чтобы мы выступили в качестве поставщиков таких решений при проведении гуманитарных миссий в Африке. Это достаточно большие объемы, это важно для обеспечения безопасности полетов и реализации гуманитарных миссий ООН в Африке.

Игорь Моржаретто: Интересное направление. Поговорили про взлетные полосы, поговорили про вертолетные площадки. Теперь давайте вернемся к дорогам, потому что мне эта тема очень любопытна. Да, я представляю, что можно вот такие алюминиевые листы выкладывать с грузовика и получается дорога. Но есть же, наверное, и более современные технологии.

Святослав Пантелеев: Конечно, сегодня разработаны автомобильно-дорожные комплексы, которые предназначены для обеспечения транспортной доступности на болотистых территориях и на территориях со слабыми грунтами. Что они собой представляют? Это машина с катушкой из алюминиевой дороги, которая в течение пяти минут может разложить алюминиевое полотно длиной 50 метров. Для выполнения данных работ потребуется лишь два члена экипажа. Такая дорога выдерживает нагрузку до 70 тонн, включая гусеничную технику. Эти дороги могут применяться при строительстве буровых установок, для обеспечения доступности в период паводков, при строительстве объектов на отдаленных и труднодоступных территориях.

Игорь Моржаретто: То есть, как я себе представляю, вот так подъехал, развернул автомобиль, раскатал эту дорогу, как рулон обоев, условно говоря… И по полотну пошла техника любой тяжести?

Владислав Иваненко: Если, например, прошли паводки и разрушена дамба, и необходимо подвести тяжелые бульдозеры, экскаваторы. А грунты мокрые, слабонесущие… Мы раскатали дорогу – бульдозеры могут подойти, чтобы восстановить дамбу и предотвратить дальнейшие разливы.

Святослав Пантелеев: После эксплуатации ее можно собрать…

Игорь Моржаретто: Свернул и поехал дальше.

Владислав Иваненко: Помыл – и на хранение!

Святослав Пантелеев: Можно также закупить дополнительные алюминиевые полотна. Дорога же не обязательно только 50 метров – можно выложить хоть километр!

Игорь Моржаретто: …Хоть километр, а потом через некоторое время, когда нужда в ней пропадет, свернуть и переместить туда, где она нужна. Такие дороги уже где-то применяются или это пока лишь эксперимент, опытная эксплуатация?

Владислав Иваненко: Они сейчас применяются службами МЧС. То есть, всегда в первую очередь такие технологии применяются теми, у кого нет времени. Когда нужно очень быстро решать сложные задачи. МЧС как раз одна из таких структур, которые призваны оперативно действовать в чрезвычайных ситуациях. Они являются первыми эксплуатантами таких технологий.

Святослав Пантелеев: Это уже отработанная технология. Она вышла в мир, она уже есть. Это уже далеко не эксперимент.

Игорь Моржаретто: То есть, это уже можно совершенно спокойно применять в сложных условиях…

Владислав Иваненко: …И уже применяется…

Игорь Моржаретто: Пока только МЧС, но, наверное. должны дойти руки и у компаний, которые занимаются разведкой и добычей полезных ископаемых. У алюминиевых дорог даже более интересные перспективы, чем мы с вами сегодня можем предположить. Я, например, смотрел, как строят дороги на Крайнем Севере. Современные технологии чрезвычайно дорогостоящие и сложные. В условиях вечной мерзлоты такие дороги в любом случае живут недолго – их нужно содержать и содержать их дорого. И это при том, что транспортный поток не так велик. И, наверное, алюминиевые дороги и сборные алюминиевые конструкции могли бы в этой ситуации сослужить добрую службу.

Владислав Иваненко: Если мы говорим о содержании и ремонте дорог, то чем хороши алюминиевые дороги? Например, когда грунт отогрелся, дорога просела – ты ее свернул, прошелся бульдозером, выровнял и опять развернул.

Игорь Моржаретто: Потрясающе!

Владислав Иваненко: И все – тебе не нужно вытаскивать бетонные плиты, когда один бульдозер тонет, а другой его вытаскивает, а плиту они поднять не могут, чтобы подсыпать под нее песок. А здесь ты просто свернул-развернул, прошелся… У тебя новая подложка, ты опять развернул полотно. Содержание и ремонт таких площадок гораздо дешевле, потому что их можно разобрать и быстро собрать в том месте, где это необходимо.

Святослав Пантелеев: А, учитывая свойства алюминия, то на строительстве дорог на Севере он дает дополнительные преимущества. Чем ниже температура, тем прочнее алюминий.

Игорь Моржаретто: Да? Он не становится хрупким?

Святослав Пантелеев: Нет, это не сталь.

Игорь Моржаретто: Действительно, это не сталь. Я слушаю вас, и мне все интереснее и интереснее. Я видел дороги на Севере, потому что я много путешествовал. Зная технологии их строительства – они очень тяжелые и еще раз – в содержании чрезвычайно дорогие. А если эта дорога идет по вечной мерзлоте, то происходят разные неприятные вещи. Я, например, видел, как дорогу пучит – есть такой термин – она просто взрывается. Если это алюминиевая легкая дорога – сверху проложено алюминиевое полотно, оно еще и дышащее, ведь имеются отверстия, что может решить массу проблем, которые сейчас кажутся нерешаемыми. Вообще, что касается алюминия, вы открыли для меня новый мир. Мы начали со Славой разговор с того, в автопроме в каждом автомобиле уже до 250 кг составляют алюминиевые детали и перешли на дороги. И мне кажется еще есть много тем, которые мы, к сожалению, не успели раскрыть. Наше время подошло к концу. Как вы заметили, тридцать минут пролетели как одна минута. Спасибо, что были сегодня с нами!

Об Ассоциации (www.aluminas.ru):

Ассоциация «Объединение производителей, поставщиков и потребителей алюминия» (Алюминиевая Ассоциация) создана при поддержке Министерства промышленности и торговли РФ в декабре 2015 года. В Ассоциацию входят крупнейшие предприятия алюминиевой отрасли России.

Целью создания Ассоциации является стимулирование развития смежных алюмопотребляющих отраслей российской промышленности, в том числе авиа- и автомобилестроения, судостроения, вагоностроения, энергетического и нефтегазового секторов, строительства. Особое внимание предполагается уделить развитию монтажа облегченных большепролетных конструкций, фасадов, алюминиевых стеклопакетов и других строительных технологий.

Пресс-служба Алюминиевой Ассоциации 

Поделиться
с друзьям